центр аналитической психологии
Инны Кирилюк
Бывает, руки справляются с загадкой, против которой интеллект бессилен.
Карл Густав Юнг
095 071-87-82 обратный звонок

Негативная конъюнкция как путь к личной индивидуации. Многоликая созависимость

Наталья Громова,

Мы продолжаем публикацию выпускных работ наших коллег, успешно завершивших обучение в обучающей программе «Основы аналитического консультирования и юнгианской терапии» в 2018 году. Сегодня познакомимся с работой Натальи Громовой.

фото Наталья Громова

В данной работе мне хотелось бы раскрыть тему «Негативная конъюнкция, как путь к личной индивидуации». Негативная конъюнкция, комплекс слияния, никогда не приводит к субъектно-объектному уровню отношений, позволяющему видеть реальность и инаковость другого человека. Мне хотелось увидеть инаковость и отличимость моего клиента, какой он, кто он. Знакомясь с комплексом слияния, мы можем видеть структуру которая еще не дифференцировалась на противоположности, которые можно переживать как отдельные, внутреннее-внешнее, субъект-объект. Эта работа дает представление насколько может быть сложен путь к себе, насколько он непредсказуем, и что соединившись с другим мы можем начать свое восхождение к себе, понять свою отличимость, почувствовать беспомощность и через это прийти к безусловному доверию себе.

Исследовать симбиотические отношения. Данная тема, многогранна, включает исследование процесса привязанности, сепарации, объектных отношений и, как следствие, индивидуации. Только через слияние можно прийти к самости как связи с ядром человеческой личности.

Теоретическая часть

«В математической топологии используется образ, известный как бутыль Кляйна (это поверхность, где внутренняя и внешняя стороны неразличимы). Если представить себе движение вдоль внутренней стороны бутыли, то фактически, мы окажемся во внешней стороне. Это движение не непрерывно. Между внутренней и внешней стороной бутыли Клейна есть прерывность. Схожим образом и в кабинете аналитика происходит данное взаимодействие, аналитик вместе с клиентом внутри, а затем на поверхности, наблюдая за формами совместной ментальной связи. Будучи внутри поля аналитик и клиент превращаются в объект и испытывают единство, дающее начало восприятию, которое подобно прозрению».

«Можно сказать, что комплекс слияния относится к дальнему концу спектра переживанийconiunction. В отличие от разделяемых и вновь соединяемых в ритмической последовательности противоположностей, оппозиции комплекса слияния, такие как Я и другой, или Эго и бессознательное, стягиваются вместе таким образом, что исчезает дифференцированность».

«Может показаться, что комплекс слияния бывает только как патологический. Однако если мы возьмем мифологические, культурологические и индивидуальные примеры мы сможем увидеть, что комплекс слияния — это ворота, через которые должна пройти любая новая форма сознания и связанная с ней самость (это та структура, которая предшествует чувству идентичности и порядка в человеческой жизни), всякий раз, когда речь идет об устойчивом изменении в пространстве и времени и, что самое важное, если это изменение существует как воплощеный опыт.» [«Черная ночная рубашка. Комплекс слияния и непрожитая жизнь» Натан-Шварц-Салант, 12]

Я обратилась к работам Джона Боулби. Рождение ребенка, его развитие происходит в тесной привязанности с близкими людьми. Джон Боулби, создатель теории привязанности, сравнил привязанность с невидимой эмоциональной нитью, специфическим образом связывающей двух людей, во времени и пространстве. По мнению Боулби, «ребенок появляется на свет с генетически обусловленной готовностью найти близкого человека, который может неустанно о нем заботиться и защищать его от всевозможных бед и проблем. И весь первый год жизни ребенка проходит под эгидой установления этой связи, и многое конечно зависит здесь от взрослого значимого лица, который в данный момент находится рядом с ребенком, для которого благополучие, удовлетворение потребностей новорожденного превращается в жизненную необходимость. Эмоциональная связь между ребенком и взрослым постепенно становится гарантией выживания грудного ребенка, тихим островом в бурном океане жизни. Ребенок нуждается в заботе, питании, свежем воздухе, в движении, в безопасности, но больше всего ребенок нуждается в любви, то, что взрослые люди начинают искать во взрослых отношениях. Безусловная любовь значимого человека подводит нас к идее о существовании прочных эмоциональных связей, что является совершенно необходимой основой для развития психики человека, его неповторимой личности и душевного здоровья, творческого развития. И то как мы переживаем боль разлуки с близким человеком, зависит от того какие эмоциональные связи были установлены.

Если эмоциональные связи нарушены, дети чувствую свою незащищенность, испытывают страх и система привязанности находится в активном состоянии. В таком состоянии ребенок ощущает потребность быть рядом с эмоционально близким человеком и чувствовать его поддержку, для восстановления привычного состояния бытия. Только в спокойном, уравновешенном состоянии дети могут проявлять интерес к внешнему миру. На основе прочной эмоциональной связи с родителями формируется гибкая и устойчивая личностная структура человека.

Дети с непрочными эмоциональными связями часто замыкаются в себе, предпочитают быть в одиночестве, избегающий тип привязанности, они не могут попросить или как-то иначе заявить о том, что им нужна помощь или поддержка. Дети с амбивалентным типом привязанности, буквально цепляются за близкого человека в период сложных обстоятельств, не могут довериться своему решению, у них мало друзей и желание быть среди ровесников проявляется слабо, этим детям сложно сопереживать чувствам другого человека». [Карл Бриш «Теория привязанности и воспитание счастливых людей», 4]

Рене А. Шпиц также обращает внимание на важность объектных отношений, которые закладываются в первый год жизни, важность симбиоза с матерью: «В течение первого года жизни младенец должен пройти стадию психологического симбиоза с матерью, от которой он постепенно перейдет к следующей стадии — стадии развития социальных, т. е. иерархических взаимоотношений. Для новорожденного окружающая среда сводится к одному единственному человеку — матери или лицу, который её заменяет, этот человек составляет часть совокупности его потребностей и их удовлетворения. Лишения младенца на первом году жизни объектных отношений — это наиболее вредный фактор, приводящий к серьезным эмоциональным отклонениям. Создается впечатление, что они были лишены некоего важного элемента, необходимого для выживания Ребенок целиком включен в реальный мир который происходит вокруг него, однако этот мир и силы для выживания в нем передаются лишь человеком, который удовлетворяет его потребности, т. е. мамой или лицом который её заменяет. Поэтому очень важно, чтобы в этот период развития мама была эмоционально доступна, эмпатична для своего ребенка. Иметь повышенную бдительность и чувствительность, что Фрейд назвал „сном кормилицы“: мать может спокойно спать под грохот электричек метро, но мгновенно просыпается, услыхав самый тихий писк своего младенца, можно предположить, что здесь имеет место сильный процесс идентификации. Поддерживающие отношения матери влияют на процесс индивидувции ребенка». [Рене А. Шпиц, У. Годфри Коблинер «Первый год жизни», 5]

«Созависмость можно определить как психологическое расстройство, причиной которого является незавершенность одной из наиболее важных стадий развития в раннем детстве — стадии установления психологической автономии. Психологическая автономия необходима для развития собственного „Я“, отдельного от родителей. Маргарет Малер и ее коллегами было проведено широкое исследование, которое помогает нам понять лучше процесс развития, способствующий успешному продвижению ребенка от психологического единства после рождения к психологической автономии. Они установили, что люди у которых эта стадия завершается успешно, в дальнейшем не зависят от людей и вещей, находящихся во вне, которые бы управляли ими. У них существует целостное внутреннее ощущение своей уникальности и четкое представление о своем „Я»и о том, что они есть. Они могут находится в близких отношениях с другими людьми, не опасаясь потерять себя как личность. Они могут удовлетворять эффективно все свои потребности, обращаясь непосредственно к другим лицам, если им необходима помощь. Маллер также установила, что незавершенность этой жизненной важной стадии может лишить человека полноты ощущений всех его человеческих качеств и заставить вести очень замкнутую жизнь в которой будет преобладать страх, неискреннее поведение и зависимость“ [Берри Уайнхолд, Дженней Уайнхолд „Освобождение от созависимости“, 11]

«Природа предусмотрела симбиотические взаимоотношения между матерью и ребенком, при которых они не ощущают разделения, то есть своей отдельности друг от друга. Это дар природы гарантирующий человеческому младенцу уход, в котором он нуждается, путем решения первых задач-связи и создания доверия. При отсутствии постоянства объекта ребенок считает родителя „хорошим“, когда он или она находится рядом, и „плохим“, когда его или её рядом нет. Он по сути делит мир на хороший и плохой. Родительская поддержка помогает ребенку завершить процесс дифференциации, он научается отличать себя от других и начинает мыслить, признавая как положительные, так и отрицательные качества в себе и в других.» [Маргарет Малер, Фред Пайн, Анни Бергман «Психологическое рождение человеческого младенца», 7]

«В исследовании объектных отношений хорошо известен Винникот. Это ему принадлежит афоризм „Нет такой вещи, как младенец“ — означает, что если мы говорим о всем том, что касается младенца, то это все должно и включать и его мать. По мнению Винникота диадические отношения важнее, чем роль каждого из партнеров, этим подчеркивается, что рассуждения о привязанности младенца должны быть дополнены рассуждениями об эмоциональном вкладе „достаточно хорошей“ материв своего ребенка. Концепция Винникота об «истинной»и «ложной»самости, отразила его убеждения в том, что младенец с самого рождения связан с объектом и что обычная, любящая, «достаточно хорошая»мать неминуемо будет совершать ошибки в отношениях с ребенком. В результате ребенок начинает уступать её желаниям, пожертвовав потенциалом своей истинной самости. Винникот полагал, что оптимальное развитие самооценки связано со способностью матери к аффективному „зеркальному отражению“. Если мать депрессивная или по какой-то иной причине не способна выражать свою радость или удовольствие, получаемые от него, это может повлиять на его развитие. Еще одно важное исследование Винникота, как младенец использует мать для достижения независимого функционирования, Винникот ввел понятие переходных феноменов. Он видел, как любимое одеяло помогает ребенку успокоиться, поскольку оно ассоциируется с приятным взаимодействием с матерью. Он предложил, что переходной объект — это символ, помогающий установить связь между миром „Я»и миром „не — Я“, когда ребенок осознает разлуку.“ [Ф. Тайсон, Р. Л. Тайсон „Психо-аналитические теории развития“, 8]

А закончить свое исследование хотелось бы темой рождения.

«Мотив ребенка-это не только что-то бывшее и давным-давно прошедшее, но это также нынешнее и настоящее. Существенным аспектом мотива ребенка является его характер будущности. Ребенок — это потенциальное будущее. Поэтому возникновение мотива ребенка в психологии индивида означает, как правило, предвосхищение грядущего развития. Ведь жизнь — это исхождение, это поток, текущий в будущее, а не откатывающая назад запруда. Целью процесса развития, индивидуации и есть синтез Самости». Поэтому важно какое развитие получает ребенок, насколько оно удовлетворяет его жизненные потребности, так как оно тождественно его будущему. [«Структура психики и архетипы» К. Г Юнг, 1]

«Первое психическое состояние есть состояние слитности с психологией родителей. Собственная психология наличествует лишь в зачаточном виде. Сильнее всего, как правило, воздействует на ребенка жизнь, которую не прожили его родители. Если для ребенка, с одной стороны, несчастье не иметь родительского крова, то с другой стороны, слишком сильная привязанность к своей семье также для него опасна. Сильная привязанность к родителям будет впоследствии прямо препятствовать правильному приспособлению ребенка к миру. А растущий человек предназначен именно для жизни в мире, а не для того чтобы вечно оставаться ребенком у своих родителей. К сожалению, очень многие родители навсегда сохраняют к своим детям отношения только как к детям, потому-что сами не хотят ни стареть, ни отрекаться от родительской власти и авторитета. Необходимо чтобы родитель как личность шел навстречу своему ребенку и дал ему возможность найти личный контакт с собой». [Карл Густав Юнг «Конфликты детской души»,2].

Практическая часть

Данная часть работы представляет развернутое и подробное описание аналитического процесса.

Описана клиническая презентация длительной работы при периодичности 2 раза в неделю, где отражен процесс формирования аналитического альянса, диадических отношений, установление доверия аналитическому пространству, формирование процесса психологической автономии. Работа включает анализ снов и переносно-контрпереносных отношений.

Анализ материала выполнен с позиции юнгианской терапии.

Ключевые слова: Тень, Самость, Персона, родительские комплексы, Негативный Анимус, конъюнкция. Использовались типичные для юнгианского подхода способы работы с бессознательным — анализ сновидений, и активное воображение, способы обработки материала — свободные ассоциации и амплификации.

Хотим поделиться сложной и часто невидимой внутренней работой, которую осуществляет терапевт, работая с комплексом слияния.

Представлен фрагмент облекания контрпереносных чувств терапевтом в слова:

«В аналитическом кабинете такие отношения могут ощущаться как хаос, ураган, ты чувствуешь его мощь, силу, ты преклоняешься перед его энергией разрушения и, в тоже время, как не возможно подобрать слова, чтобы выразить другую его сторону — величие. Иногда возникало ощущение закрытой двери от этого кейса, и не желание её открывать, было чувство, что вот-вот что-то должно произойти в пространстве между мной и клиентом и тогда я смогу начать писать, что еще должна пройти одна сессия, затем приходило состояние, что должна пройти следующая, такое состояние бесконечности и ожидания. Мне постоянно не хватало информации, чувствовалась такая внутренняя пустота, когда я что-то пыталась изложить на бумаге, скупость мыслей, но переполненность чувств. Сложно было находиться в пространстве которое было между нами. Как только я там оказывалась, было ощущение, что меня засасывает в воронку и чувство, что меня нет в кабинете. То мощное переживание которое меня захватило, дало ощущение той точки где я могу остановиться и помочь клиенту. И все что я могла делать это удерживаться в этом потоке, вихре чувств. Как и клиент мне говорил, удержите меня. Внутреннее мое состояние требовало границ. Я не могла обдумывать и осмыслять опыт который получала на сессии. Позже я поняла такие свои ощущения, как контрперенос, свою безопасность, когда я не в нашем общем пространстве.

Я переживала ощущения тяги к мыслям другого человека и непреодолимую силу влечения к этому пространству между нами, ощущение клейкого слияния и одновременно полное отсутствие связи с собой, с клиентом, пространством между. Мне казалось, что мы находимся в параллельных мирах. Такие ощущения испытывал и клиент в контакте со своей мамой. Происходило слияние, что подчеркивало эмоциональную природу промежуточного пространства и происходила активация комплекса слияния.

Как только удалось это почувствовать и осознать свое состояние, появились очертания моего пространства, пространства клиента и пространства между. Одновременность тяги к слиянию и состояния не связанности с другим или с собой, она вообще невероятна. Мы постоянно оказывались одновременно и связанными и разъединенными — а это логическая невозможность».

Список литературы:

  1. Карл Густав Юнг «Структура психики и архетипы».
  2. Карл Густав Юнг «Конфликты детской души».
  3. Стивен М. Джонсон «Психотерапия характера».
  4. Карл Бриш «Теория привязанности и воспитание счастливых людей».
  5. Рене А. Шпиц, У. Годфри Коблинер «Первый год жизни».
  6. Мелани Кляйн «Печаль и маниакально-депрессивные состояния».
  7. Маргарет Малер, Фред Пайн, Анни Бергман «Психологическое рождение человеческого младенца».
  8. Ф. Тайсон, Р. Л. Тайсон «Психо-аналитические теории развития».
  9. Д. В. Винникот «Способность быть в одиночестве».
  10. Д. В. Винникот «Маниакальная защита».
  11. Берри Уайнхолд, Дженней Уайнхолд «Освобождение от созависимости».
  12. Натан-Шварц Салант «Черная ночная рубашка. Комплекс слияния и непрожитая жизнь».
  13. К. Аспер «Психология нарциссической личности»

Записи по теме